anele_mary: (я)
Я говорю, устал, устал, отпусти,
не могу, говорю, устал, отпусти, устал,
не отпускает, не слушает, снова сжал в горсти,
поднимает, смеется, да ты еще не летал,
говорит, смеется, снова над головой
разжимает пальцы, подкидывает, лети,
так я же, вроде, лечу, говорю, плюясь травой,
я же, вроде, летел, говорю, летел, отпусти,
устал, говорю, отпусти, я устал, а он опять
поднимает над головой, а я устал,
подкидывает, я устал, а он понять
не может, смеется, лети, говорит, к кустам,
а я устал, машу из последних сил,
ободрал всю морду, уцепился за крайний куст,
ладно, говорю, но в последний раз, а он говорит, псих,
ты же летал сейчас, ладно, говорю, пусть,
давай еще разок, нет, говорит, прости,
я устал, отпусти, смеется, не могу, ты меня достал,
разок, говорю, не могу, говорит, теперь сам лети,
ну и черт с тобой, говорю, Господи, как я с тобой устал,
и смеюсь, он глядит на меня, а я смеюсь, не могу,
ладно, говорит, давай, с разбега, и я бегу.

ЖЖ автора - http://strochkov.livejournal.com/
anele_mary: (я)
02
Дождь, как в дверь,
стучит об землю,
но не может достучаться.
Мы давно за дверью дремлем,
Стало страшно просыпаться.
Гром проламывает крыши
с точностью великолепной,
Мы глухие, мы не слышим,
мы не видим, мы ослепли.
Крутимся с землей в молчании,
Что ни день грехопадение,
Равнодушие к страданиям,
безнаказность преступлений.
Мир устал от ожиданий,
Наступил предел терпению.
Без земного покаяния
нет прощения, есть прощание.
anele_mary: (я)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] izubr в в сторону
Видишь зарево в небе - почти в пятьдесят карат?
Это искра надежды, все впереди, поверь!

Ой-вей, все это проходили, скажет мой брат,
Проходили, скажет сестра, но азохенвей.


Как вы можете говорить о чем-то ином,
Чем о теплой крови, сочащейся под чулки,
Чем о том, как долдонит взбесившийся метроном,
У тебя есть сила, брат, и тебе с руки.

Ну, какое с руки, ты мне возразишь, мой брат,
Когда так тепло стекает из-под погон,
Но какое же это с руки возразит мой враг
Посмотри, это в сторону счастья идет вагон,

Эти тонкие руки машут из-под колес
Это к счастью, к счастью, как в пену взбитый бокал,
Этот скользкий секрет идущих к счастью желез,
Не привык, мой брат? Да ты и не привыкал.

Что ты можешь увидеть? Ответишь - что можешь ты?
Что ты можешь увидеть, если уж ты сестра?
Ничего - скажу. Пламенеющие кусты,
И навряд ли спичку сжигающего костра.

От пылающих слез в больницах не хватит мест,
От недрогнувших рук не дрогнет ничья рука,
Что ты можешь поправить нынче - ты скажешь мне,
Ничего не смогу, да я и не привыкал.

Сколько стоит теперь молитва? Да полгроша,
Сколько стоит свечка у церкви? Не счесть монет,
Сколько стоят те безнадежные антраша,
Что к подножью приносит ветер. Что стоят? Нет,

Я с утра соберу свой завтрак, полью нарцисс,
Я нормальный винтик в мире моем, мой брат,
Но уж если кто-то идет по цепи абсцисс,
Кто-то должен принять беспомощность ординат.

Я сижу в тепле. Все, что может мне угрожать -
Неоплаченный счет, неотвеченное письмо,
Ничего из того, что заставит руку разжать,
Перед богом - из анекдота - сегодня смог.

Ничего не будет. Прикормленный котофей
Облизал чулок и отправился вновь в кровать.
Это тридцать пятый размер, это обувь фей,
Фей во все сезоны не принято убивать.

Брат, сестра, золовка, шурин и деверь, зять,
Посмотри, у дерева сто степеней родства,
Ни одна не скажет, что этого нужно взять,
Но о каждом будет плакать его листва.

Что ты видишь там, через реку? Ну, я закат,
Что ты видишь там, через реку? Сейчас восход,
Завяжи на платке два маленьких узелка
Распусти, когда погонят рассветный скот.

Но до этого - все увидят печальный след,
Проходящий по полю, идущий за перекат,
Расскажи мне, почему я вижу рассвет?
Расскажи мне, почему ты видишь закат?


На работу выходишь - вокруг пестрят очажки,
Неподстриженная челка, и я иду.
Нет страшнее, чем кровь, убегающая под чулки,
Нет страшнее стрелки в колготках - всем на виду.

anele_mary: (я)
Знаменитое эссе Карла Сагана -http://ru.wikipedia.org/wiki/Pale_Blue_Dot
Потрясающее видео!

anele_mary: (я)
Однажды, когда я умру до конца
и белый день опадет с лица,
услышу я, как спросонок:
по тонким дранкам заборов моих
бежит, спотыкаясь, веселый мотив:
их трогает палкой ребенок.

И каждая нота в мотиве таком
сама по себе и к тому же с ледком,
как буквы в Клину и Коломне...
И буду я думать: играй же, играй
про отчий мой край,
про чуждый мой край,
про то, что я знаю, а ты не узнай –
про то, что никак не припомню.

ГРЕХ

Можно обмануть высокое небо –
высокое небо всего не увидит.
Можно обмануть глубокую землю –
глубокая земля спит и не слышит.
Ясновидцев, гадателей и гадалок –
а себя самого не обманешь.

Ох, не любят грешного человека
зеркала, и стёкла, и вода лесная:
там чужая кровь то бежит, как ветер,
то свернется, как змея больная:

– Завтра мы встанем пораньше
и пойдем к знаменитой гадалке,
дадим ей за работу денег,
чтобы она сказала,
что ничего не видит.

ПРОСЬБА

Бедные, бедные люди!
И не злы они, а торопливы:
хлеб едят – и больше голодают,
пьют – и от вина трезвеют.

Если бы меня спросили,
я бы сказала: Боже,
сделай меня чем-нибудь новым!

Я люблю великое чудо
и не люблю несчастья.

Сделай, как камень отграненный,
и потеряй из перстня
на песке пустыни.

Чтобы лежал он тихо,
не внутри, не снаружи,
а повсюду, как тайна.

И никто бы его не видел,
только свет внутри и свет снаружи.

А свет играет, как дети,
малые дети и ручные звери.
image
anele_mary: (я)
все важные фразы должны быть тихими,
все фото с родными всегда нерезкие.
самые странные люди всегда великие,
а причины для счастья всегда невеские.
самое честное слышишь на кухне ночью,
ведь если о чувствах - не по телефону,
а если уж плакать, так выть по-волчьи,
чтоб тоскливым эхом на полрайона.
любимые песни - все хриплым голосом,
все стихи любимые - неизвестные.
все наглые люди всегда ничтожества,
а все близкие люди всегда не местные.
все важные встречи всегда случайные.
самые верные подданные - предатели,
цирковые клоуны - все печальные,
а упрямые скептики - все мечтатели.
если дом уютный - не замок точно,
а квартирка старенькая в Одессе.
если с кем связаться - навеки, прочно.
пусть сейчас не так всё, но ты надейся.
да, сейчас иначе, но верь: мы сбудемся,
если уж менять, так всю жизнь по-новому.
то, что самое важное, не забудется,
гениальные мысли всегда бредовые.
кто ненужных вычеркнул, те свободные,
нужно отпускать, с кем вы слишком разные.
ведь, если настроение не новогоднее,
значит точно не с теми празднуешь.
Ок Мельникова
Read more... )
anele_mary: (я)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] _raido в post
за сумеречный край в нетронутой земле,
подвинув снегопад неровными руками,
выходит, говорит: я список кораблей,
а ты сегодня кто, неведомый зеркальный,
о чём тебя поют обугленные рты,
зачем тебя глаза горячие не чают –
из сердца, из угла, из самой темноты –
я голод, говорит; я голос, отвечает,
и шёпот изнутри, и это тоже я,
оттаявший в ночи, укрывшийся в ресницах,
и белая вода, и тёмные края,
и ты, печаль моя, куда тебе не спится,
когда по берегам огромная луна,
полуночью бело в окраинах метельных,
когда летучий свет выходит из окна,
когда ночует снег на рёбрах корабельных.

anele_mary: (я)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] pankapellan в О бедном фошысте замолвите слово...
t_216582
Пролог. В моем сумбурном повествовании нет ни политики, ни росжЫгания, ни прочей латентной гомофобии. А кто увидит это все в тексте, то свинья везде грязь найдет то кто ему доктор?

В Одессу я переехал из Сибири 12 лет назад, реализуя "на ура" детскую мечту жить у теплого моря.
Слушайте сюда )

((

Mar. 8th, 2014 09:37 am
anele_mary: (я)
Теперь, когда мы уже научились летать по воздуху, как птицы, плавать под водой, как рыбы, нам не хватает только одного: научиться жить на земле, как люди...
Бернард Шоу
anele_mary: (я)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] makeeva в * * *
Все мы взрослые люди.
Умные, трезвые, взрослые люди.
Мы знаем – войны не будет,
Тюрьмы и сумы не будет.
Все это - просто истерика, серый шум
Пошлого, маразматичного, либерастичного криза.
Если захочешь отвлечься от мрачных дум –
Просто закрой свой фейсбук и выключи телевизор.

И тогда ты увидишь, что все на своих местах,
Все, как всегда, течет, и даже не пузырится.
Граждане со щитами и на щитах
Движутся вереницей.
Дети требуют хлеба и зрелищ. Пыль
Медленно оседает на подоконнике и паркете
В ожидании влажной тряпки. Все это – быль,
Реальность, данная в ощущениях, а не в каком-то там интернете…

Все мы взрослые люди. У нас дела,
Обязанности, привязанности, далеко идущие планы.
Можно слегка позакусывать удила
И постучать в виртуальные барабаны,
Но, говоря откровенно, времени - не вагон.
Хлеб наш насущный днесь не дается даром.
Поэтому тот, кто умен – тот выходит вон:
Некогда, право же, некогда мстить неразумным хазарам.

Как рассохшийся глобус, раскалывается на части
Голова.
В левое полушарие бьется война.
В правом – стирка, уборка, семейные вялотекущие страсти,
Бурнотекущие сопли, наступающая весна.
Накануне войны так неловко печь тортики с марципаном.
Кухонные часы бухают, как метроном.
Флаги над Севастополем, выстрелы над Майданом –
Славный пушной зверек поселился в мозгу больном.

Телефон говорит, что слишком уж, право слово,
Что ничего такогоу нас... всерьез
А в шестьдесят восьмом, – спрашиваю – такого?
Да, - говорит телефон – интересный вопрос…
Как индезит аккуратно белье полощет,
Внутренности полощет и плющит гортанный всхлип:
«Сможешь выйти на площадь, смеешь выйти на площадь?..»
Нет, не смогу. Не выйду. Дети. Работа. Грипп.

Все мы взрослые люди.
Умные, трезвые, взрослые люди.
Мы знаем – войны не будет,
И ничего такого – не будет.
Такое случалось раньше, возможно, случится потом –
Но не теперь, не при нас, не завтра.
А после нас, как сказано, хоть потоп.
После шести я не ем. Планирую завтрак.

Будильник на шесть утра.
Кофе, прогулка с собакой,
Еще раз кофе, зарядка, контрастный душ.
Офисное паренье по-над клоакой
Жарких страстей за жалкий, по сути, куш.
В метро по дороге домой почитаю чего попроще,
Вечером потащу ребенка к врачу…
Да, я, возможно, смогу и посмею – на площадь,
Но, Господи, как же я этого не хочу,
                                                               не хочу,
                                                                             не хочу…

anele_mary: (я)

Грани.Ру:


85 лет назад, 6 марта 1929 года, родился замечательный писатель-сатирик Фазиль Искандер, лауреат множества литературных премий, прославившийся эпопеей «Сандро из Чегема», повестями «Созвездие Козлотура», «Кролики и удавы» и многочисленными рассказами.
Он говорит: «Я безусловно русский писатель, много воспевавший Абхазию. По-абхазски я, к сожалению, не написал ничего. Выбор русской культуры для меня был однозначен». В СССР его тексты выходили в СССР нещадно урезанными цензурой, а полные версии появлялись в американском издательстве «Ардис». По словам Искандера, «прогресс, друзья, это когда еще убивают, но уже не отрезают ушей»


anele_mary: (Default)
Сказочная Эльза Бесков!



Новости с сайта издательства - http://ripol.ru/news/_page/1594/
Обещанная еще в феврале книга "Солнечное яйцо" будет первой в серии!
anele_mary: (Default)
Идёт Весна
По городу!
Весна Мартовна Подснежникова,
Весна Апрелевна Скворешникова
Весна Маевна Черешникова!
Юнна Мориц



Любимая колыбельная )))

Зелёная карета
anele_mary: (Default)
Снова
со всех дорожек
ветер
лето сметает.
Сел на скамейки
дождик
и никого не пускает…
Эмма Мошковская

anele_mary: (Default)
 

все меньше зависти к целующимся парам
рассыпанным по парку как драже
я врал что никогда не стану старым...
уже
 


***
топот
да яркий костер синевы
окрик пастуший да
струями косы -
огненно-рыжее стадо листвы
гонит в убой босоногая осень

и оглушительный вечер таков
что из-под зарева
из-под обломков
черною зеброй
не чуя зрачков
лес от листвы отбегает в потемки...

                         Евгений Орлов

anele_mary: (Default)


Например, если бы могли сократить население всей Земли до небольшого города с населением в 100 человек, оставив при этом все человеческие расы, что бы вышло?

А вот что: 
<lj-cut>

57 азиатов

21 европеец

14 человек из Северного полушария

8 человек африканцев

52 человека — женщины

48 человек — мужчины

30 человек — белые

11 человек — гомосексуалисты

70 человек — нехристиане

6 человек владели бы 59% всего богатства мира

80 человек жили бы в домах, не соответствующих элементарным удобствам

70 человек не умели бы читать

50 человек страдали бы от недоедания

1 почти бы умирал

1 должен был бы вот-вот родиться

1 имел бы компьютер

И поэтому:

Если у тебя есть что поесть в холодильнике и что накинуть на плечи, крыша над головой и дом, где ты можешь спать, ты богаче 2/3 всего человечества.

Если сегодня утром ты проснулся здоровым, ты в миллион раз счастливее, чем те, кто умер на этой неделе

Если у тебя есть деньги в банке, в кошельке и хватает средств, чтобы где-нибудь перекусить, ты — среди 8% богатых людей мира

Если ты можешь пойти в церковь и не волноваться о том, что тебя могут арестовать, пытать, убить, тебе гораздо больше повезло, нежели 3 миллиардам людей на Земле

Если ты никогда не испытывал чувства страха в бою, агонии от пыток, лишения свободы, мучительной боли от недоедания, ты уже вырвался вперед по сравнению с 500 миллионами людей, живущих на Земле

Если твои родители еще живы и еще женаты, ты — редкий экземпляр

Если у тебя появится улыбка на лице  и ты можешь быть по-настоящему благодарным, ты уже благословен Богом, потому что многие могут это, но они этого не делают.

Если ты можешь читать это послание, ты получил двойное благословение, потому что:

1) есть кто-то, кто думает о тебе 2)ты здорово отличаешься от 2 миллиардов людей, которые вообще не умеют читать.

. . . и... у тебя есть компьютер!

— работай, как будто тебе не надо денег,

— люби, как будто тебе никто никогда не причинял боль,

— танцуй, как будто никто не смотрит,

— пой, как будто никто не слышит,

— живи, как будто на земле рай.

</lj-cut>
 
anele_mary: (Default)

Если бы Господь Бог на секунду забыл о том, что я тряпичная кукла, и даровал мне немного жизни, вероятно, я не сказал бы всего, что думаю; я бы больше думал о том, что говорю.

Я бы ценил вещи не по их стоимости, а по их значимости.

Я бы спал меньше, мечтал больше, сознавая, что каждая минута с закрытыми глазами — это потеря шестидесяти секунд света.

Я бы ходил, когда другие от этого воздерживаются, я бы просыпался, когда другие спят, я бы слушал, когда другие говорят.

И как бы я наслаждался шоколадным мороженым!

Если бы Господь дал мне немного жизни, я бы одевался просто, поднимался с первым лучом солнца, обнажая не только тело, но и душу.

Боже мой, если бы у меня было еще немного времени, я заковал бы свою ненависть в лед и ждал, когда покажется солнце. Я рисовал бы при звездах, как Ван Гог, мечтал, читая стихи Бенедетти, и песнь Серра была бы моей лунной серенадой. Я омывал бы розы своими слезами, чтобы вкусить боль от их шипов и алый поцелуй их лепестков.

Боже мой, если бы у меня было немного жизни... Я не пропустил бы дня, чтобы не говорить любимым людям, что я их люблю. Я бы убеждал каждую женщину и каждого мужчину, что люблю их, я бы жил в любви с любовью.

Я бы доказал людям, насколько они не правы, думая, что когда они стареют, то перестают любить: напротив, они стареют потому, что перестают любить!

Ребенку я дал бы крылья и сам научил бы его летать.

Стариков я бы научил тому, что смерть приходит не от старости, но от забвения.

Я ведь тоже многому научился у вас, люди.

Я узнал, что каждый хочет жить на вершине горы, не догадываясь, что истинное счастье ожидает его на спуске.

Я понял, что, когда новорожденный впервые хватает отцовский палец крошечным кулачком, он хватает его навсегда.

Я понял, что человек имеет право взглянуть на другого сверху вниз лишь для того, чтобы помочь ему встать на ноги.

Я так многому научился от вас, но, по правде говоря, от всего этого немного пользы, потому что, набив этим сундук, я умираю.

                                                      Прощальное письмо Габриэля Гарсия Маркеса.

  

Profile

anele_mary: (Default)
anele_mary

March 2014

S M T W T F S
       1
23 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 05:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios